Интервью со Звездой

Звездная среда СВЕТЛАНА РЕРИХ

На сцену нужно идти, когда не выйти ты не можешь, сдохнешь


Светлана Рерих - российская эстрадная певица, телеведущая и продюсер.
Родилась в Красноярском крае. В 14 лет стала лауреатом конкурса вокалистов, проходившем во Всесоюзном детском центре «Артек».
Эстрадный дебют Светланы Рерих состоялся в 1989 году, когда песня композитора Андрея Иголкина в ее исполнении заняла одно из первых мест в хит-параде молодёжных редакций и радиостанций Урала, Сибири и Дальнего Востока. В эти годы песни Рерих звучали в эфире местных радиостанций и телеканалов Красноярского края, занимали лидирующие места в хит-парадах, получила предложение о записи первого альбома на московской тон-студии «Союз», саунд-продюсером которого стал Язнур Гарипов. В этом же году началось творческое сотрудничество Рерих, композитора Николая Погодаева и поэта-песенника Аркадия Юркевича.
Далее была солисткой Красноярской филармонии, последовали записи альбомов, творческое сотрудничество с композиторами и поэтами-песенниками, ее песня «Дай мне музыку» вошла в состав популярных музыкальных сборников, на песню был снят видеоклип, песни альбома «Аленький цветочек» и «Ладошки» звучали на радио и также были изданы в составе музыкальных сборников. Певица успешно выступала по России и ближнему зарубежью.

Интервью Светланы Рерих с ее земляком, специальным корреспондентом «Звезда Сочи» Артемом Тихомировым.


У вас был успешный старт еще в детстве, плодотворная музыкальная деятельность, что произошло далее и почему?
- Я в 1998 году перестала петь, чисто физически. Я девочка, которая либо разговаривала или пела. Я помню себя в школе, вдоль стенки ходишь на переменке и поешь. Это состояние было всегда, голос, его не денешь никуда. Я часто хожу и такая «хэхей». После 98 года я вообще замолчала. И поймала себя поющей, когда сын родился, и я стою посуду мою и понимаю, что я пою. Я думаю: «Боже спасибо, что это вернулось», потому что это как дар какой-то.


А что случилось?
- Да ничего так не случилось, там просто, когда говорят про эти звездные дела… Если честно, когда люди говорят - хочу быть звездой, то это повод идти к психиатру. Нормальный человек не захочет быть звездой. Нормальному человеку с нормальной самооценкой достаточно любви 10 человек, 20 максимум. А быть звездой, это я хочу, чтоб меня любили во всех Владивостоках. Состояние популярности не приносит нормальному человеку никаких плюсов, только минусы. Я одно время даже фамилию свою скрывала, потому что ничего хорошего не приносило. У меня есть один друг, старый такой, промоутер, у него там бывшая жена представляет шоу-бизнес. Она девочка талантливая, она там на радио работает, в большом театре что-то делает уже 10 лет. А он честно это все оплачивает, но очень мучается, потому что знает кухню. Вот ты мне хоть одну счастливую женщину можешь назвать? Хоть одну? Которой хорошо замужем, которая реализована. Либо выходит замуж и забывает о том, что они какие-то артистки. Либо на них женятся, потому что они артистки, и потом они же от этого страдают, потому что мужчины, которые женятся на артистках, тоже потом страдают. Когда меня подруги начинают сватать: «Ой, хочешь я тебя познакомлю?». Я в ответ говорю: «Только никому не говорите, нормальный мужик побежит от этого, а о том, что ты нормальная, он даже не успеет узнать, потому что шансов нет к знаниям».


Как все начиналось?
- Я когда рассказываю всем про свою ситуацию, я ничего специально не делала, у меня просто вот так сложились обстоятельства. В 17 лет в Красноярске я уже была звездой. У меня в 17 были уже хит-парады, краевое телевидение и радио и сольные концерты. Со мной играл Саша Шуб (Мальгама), если ты слышал. Саша Шуб – это лучшая бас-гитара Дальнего Востока. У меня тоже однажды как-то было романтическое приключение, молодой человек гулял со мной, а потом, когда узнал, что я к местному шоу-бизнесу имею какое-то отношение, он спросил про Сашу Шуба. А у нас буквально вчера была с ним репетиция, я тогда блеснула этим, и парень поставил меня на пьедестал и перестал меня трогать,как девочку. «Она же с Сашей Шуба играла, нельзя ее трогать, она после Бога».


И дальше?
- Вот я пела и пела потихонечку. А, чтобы начать петь, на первом курсе института два месяца готовилась под этих парней, у которых была своя рок-н-рольная группа. В 1989-1990 «Браво» появилось же, то есть все приличные люди стиляжничали. Я два месяца готовилась и потом подошла в коридоре и говорю: - «Здравствуйте, я хочу петь в вашей группе». Леша понтанулся из серии «Ну надо прослушать, туда-сюда». И мы с подругой тут же нашли пустую аудиторию, была бы камера, то парни бы сняли, как у него менялось выражение лица, когда я петь начала Агузарову, делала один-в-один все эти ноты. И через две недели у меня был первый концерт, а за эти две недели было написано несколько песен. Я никогда не пела чужие песни, они под меня все время писали, либо я писала. Со страхом я написала две песни. Потом все и пошло, увидели или услышали другие музыканты. Через год я была солисткой ГорДК и у Андрея Иголкина в группе пела. Я своего продюсера будущего знала с 19 лет. Потом Аркаша переехал в Москву и кого-то здесь продвигал. Я работала в Красноярской филармонии, числилась, пару было хороших гастролей, миллионы привозишь. У мужа была зарплата 250 тысяч, а ты за две недели 2,5 миллиона привозишь. Плохо что ли? Правда, потом полгода еще не работаешь. Я регулярно свои фонограмы заворачивала, думала больше не буду этим заниматься, потому что ты зарабатываешь и вкладываешься, за свой счет все делаешь.





Вот ты говоришь про Аркашу, а я не знаток твоего творчества, но всю жизнь было сложно, живя в Красноярске и не зная, что Светлана Рерих из Красноярска. Был клип до «Ладошек», где ты с гармошкой. Это его песня, с ним клип или это другая история?
- Нет, Аркаша приехал из Москвы и нашел меня в Красноярске, тогда еще домашних телефонов не было. Он приехал и говорит: - «Доча, поехали». А у нас тогда отношения такие были папа-доча еще. Вот так вот уровень доверия, хотя у нас семь лет разница. Аркаша сказал. ты зеленая, значит зеленая. Я такая вот в работе, во всем, ключи отдаю. Мне на гастролях золото подходили дарили, мужики вот так подходили и говорили: - «я должен был это сделать, меня друг не поймет, если я вам ничего не подарю». Я считала, что это даже не мне дарили, а проекту. Я все отдавала, деньги отдавала. Мы поехали в Москву, мне страшно было, месяца два посидела там и думаю к этому состоянию всегда вернусь. У меня не было задачи покорить Москву, стать звездой. Аркаша быстро-быстро нашел денег взаймы. То есть я приехала 30 декабря в Москву 1995 года на запись первого альбома, и он уже был оплачен, студия «Союз» только строилась, при мне еще оборудование завозили, а там уже было оплачена запись первого альбома. Директор студии Изнур Гарипов стал сам продюсером, то есть весь звук и звучание - это его рук дело. В этом первом альбоме была песня «Дай мне музыку», которая вошла в несколько сборников союза и сделала продажи хорошие. Через год студия «Союз» вложилась во второй альбом «Ладошки» , у нас был бюджет 75 тысяч долларов. Это был реально дорогой клип, но во всяком случае, даже я знаю сумму. «Ладошки» были самым продаваемым альбомом 1997 года. Бюджет следующего альбома от «Союза» был 150 тысяч. Однокомнатная квартира в Москве тогда стоила 15. Насколько я знаю ситуацию, 40 тысяч Нукриевич долларов получил наличными. С продаж «Ладошек» я получила 1350 долларов. Всё это время работала по 3-4 концерта в неделю и получала меньше своих танцоров. У нас и Аркадия Борисовича была легенда, что мы все отдаем в долги за первый альбом. Причем все суммы я знаю с его слов. У него всегда находились какие-то объяснения. Я сильно и не рыпалась до 1998 года. В 98 году у меня заболел папа, и нужны были деньги на операцию, причем в Красноярске девчонки делали мне концерт без всякой рекламы, за стоимость операции, Аркадий Валерьевич мне деньги не отдает, точка кипения уже все. На мой вопрос: где деньги? - получила ответ: какой же ты стала сукой! Потом началась открытая война, месяца два он вообще скрывался и не шел на разговор, хотя был даже договор, составленный где-то на кухне, потом начались звонки и классические девяностые, и я ездила.


От тебя что хотели?
- Деньги. Я рассталась с продюсером. Его люди вспомнили какие-то долги еще за первый концерт, суммы постоянно менялись. Позже я наняла юриста, но пожалела, ибо могла отдать его адрес нужным людям, ну, девяностые. Не могла я его вытащить, поговорить.


Что с ним сейчас?
- Не знаю, через полгода я узнала, что в союзе ему дали деньги и на операцию и на похороны моему папе. Я реально пожалела, что рассталась с ним без крови. Насколько знаю, сейчас на 1 канале трется, какие-то у него проекты, я как нибудь потом тебе все расскажу.


Ты с ним рассталась, и тебе после этого ничего не захотелось?
- Нет, я на свои деньги раньше все делала (одежда, уроки вокала), а тут выяснилось, что деньги есть, дефолт нам сыграл на руки, я записала свои четыре песни, в том числе с Аленкой Свиридовой.


А что сейчас с Наташей Лаптевой?
- Живет в Турции.


Поет?
- Поет, играет на рояле, причем поет на английском, она на русском вообще не умеет. Потом уехала на гастроли в Турцию и осталась, выходила замуж за турка музыканта, расстались правда. Иногда с ней переписываемся, общаемся. В дорогих отелях у нее выступления. Она говорит, что мы с ней говорим о разных Турциях.


Последних лет десять идет волна дискотек 80-х и 90-х. Здесь есть востребованность на этом поприще
- Я не знаю, почему меня нет в этих солянках, причем я знаю артистов, которые работают только под плюс. Мне кажется, там какие-то личные отношения в этих дискотеках. У меня есть репутация скучного человека для СМИ, я не выдаю скандалы, ну, придет Рерих, она такая скучная.


image


Я лично тебе три месяца назад посылал статью, о тебе помнят
- Слушай, я не прячусь, не скрываюсь, не лезу в эти братские могилы. В этом году звали на 1 канал и на НТВ на передачи, придти, посидеть на этой тусовке. Звонит пиарщица, говорила про НТВ, предложили сюжет про то, что я очень плохо живу, я спросила - На кого ты работаешь? И без НТВ проживем. В среднем артист 90-х стоит примерно 50-100 тыс, и даже звонить и спрашивать не надо, они сидят все без работы. Я записала четыре песни и куда бежать? Я получила второе образование пиарское, диплом был по политпиару.


И ты участвовала в избирательных кампаниях?
- Да. В Мосгордуме. Мы проиграли, не попали в список мэров. Зато занимались инвестиционными проектами президента. Мне нравился пиар, чем-то рулить. Потом начала писать кандидатскую по управлению массовым сознанием в политтехнологиях. И вот пока я писала, у меня появился сын, а я работала в крупных компаниях. Когда звучала фамилия Рерих


Извини, это немецкая фамилия?
- Да. Мы поволжские немцы, и когда спрашивают о родне, я отвечаю, что у меня нет бумажки о том, что это не родня. Слушай, в 2008 году мы с подругой открыли агенство, занимались подарками как инструментом пиара, я умею оборачивать все это словами. Позже я провалила один крупный новогодний заказ, влетела в долги. Оклевывалась эмоционально года два, есть же техника японская, поставить вопрос о том, зачем ты просыпаешься утром. Я для себя поставила на первое место ребенка, и та подростковая история, которой я сейчас занимаюсь, появилась в контексте ребенка.


Чем отличается коуч обучение от семинара?
- Коуч помогает из сегодняшнего состояния дойти в то состояние, в которое ты хочешь. Причем все ответы на вопросы есть у тебя, и ты их находишь сам в себе.


Мотивирует?
- Ну да.

Сама в душе ты кто? Мать? Певица? Педагог?

- Мать. Сейчас мы реализуем проект «Родители. Школа выживания», для меня это источник дохода, позже получу специализацию на детского спортивного коуча.


Сколько стоит курс?
- Групповой за 3 месяца 15000, занятие раз в неделю. Индивидуальный курс от 20000, смотря какая задача. Коучинг начинается с 3 встреч, это обязательно. От 2000 до 5000 за встречу. Найти просто инструкцию не вариант. Родителям иногда нужно перестать что-то делать, чтоб ребенок стал самостоятельнее. Сейчас я прохожу коуч по похудению. У меня вся образовательная история возникла в районе сына, последние два года я уже не занимаюсь контролем, развозом, то есть, мама просто «дай», и мама «такси».


Давно водишь машину?
- С 18 лет, езжу на механике, это так странно выглядит со стороны, в Москве водить попроще, у вас меньше расстояния.


Ты никому не советуешь идти в шоубизнес?
- Я нет.


А если вот как ты? То есть живут этим, поют и не могут остановиться?
- На сцену нужно идти, когда не выйти ты не можешь, сдохнешь. Ты захлебнешься, если ты сейчас не станцуешь, не споешь, ты умрешь. Что для нормального человека сцена? Сидит, записывает ролики на ютуб…, а я пела в магазинах Красноярска на проспекте Мира, я вставала, пела, меня выгоняли. Сейчас современные средства позволяют выносить свой талант на люди, если есть потребности. Рассчитывать на то, что это станет смыслом жизни не надо, нормальный концерт высасывает из человека все.


Почему у артистов горят глаза? Это кокаин?
- Если ты получаешь удовольствие от того, что ты делаешь, то тебя прет. Я сейчас выхожу на сцену, гоню так, как не умею в жизни, весь зал мой. На сцене я флиртую, хорошо пою, если еще и звук хороший, то вообще прекрасно, фигачишь и фигачишь, люди хлопают, а у меня еще есть три песни, когда я микрофон в зал наклоняю. За новый год отработала три площадки, на улице, я пою в живака. Народ пришел после нового года, у него праздник, народ хороший, несколько песен каверных старых я пою на таких тусовках, фонограмму убираем, народ поет, он напился, натанцевался, и вот она спустилась и поет дуэтом, она живая, ее потрогать можно. Они же сами придумывают эти звездные дела, феерические. У сына есть мама и есть Света Рерих, и это разные люди абсолютно. Есть мамы, а есть звезды. Вот вес мамы Данила никого не трогал, а вес Светы Рерих прям тема для обсуждения, и не нужно это внимание, ни мне, ни ребенку, никому. Нормальным людям это не нужно.


Не хотелось сейчас снять хороший клип - встреча одноклассников?
Была такая идея. Вот стрельнет эта идея, а дальше, что будет?


Я вот в Сочи приехал и начал ходить, брать интервью у знаменитостей, и я открыл для себя удивительную вещь, что сейчас в шоубизнес приходят не через постель, а через лайки: записал песню, тебе поставили 100 лайков, продюссер тебя увидел - раскрутил.
- Да, набрал какое-то количество лайков, и тебя как обезьянку повезли по городам. Тебе придут и скажут: вот твои 50 рублей, я за это делаю тебя звездой, а то, что на тебе я заработаю – это уже не твое дело. Вот тот материал, который я хочу записывать – он мой, я не хочу просчитывать его коммерчески. Просто сделать, себя потешить, если бы жила дорого богато, возможно я бы потратила часть денег, сделала бы себе картиночку. А сейчас, если я вкладываюсь, то я не просчитываю это коммерчески.


Для меня пример возвращения в большую эстраду – Натали
- Слушай, ну это повезло.


Если говорить о людях, которые смогли вернуться из шоу-бизнеса в реальную жизнь, Мистер Малой. Совсем не помнишь, где он сейчас? А я вот помню! Он управляет тремя ресторанами в Сочи, причем это не его рестораны, он просто управляющий, нормальный чувак. Рома Жуков, есть кафе свое, караоке. Или Крылов Сергей, тоже у него какое-то кафе свое, вот они, то Жуков у него споет, то Крылов у Жукова, Шура к нему приезжал пел.
- Ну видишь, кафе не моя история. Я сейчас продаю свой продукт, который никому ничем не обязан, то есть я не буду открывать то, где есть стены.


Ты будешь продавать воздух?
- Ты знаешь, я продаю новое знание себя. Я знаю, что я продаю людям. Я знаю, как меняются взаимоотношения, у меня буквально перед отъездом были мастер-классы для родителей, потому что сейчас я приеду и у меня запускается курс для ребятишек, мне нужно было родителям объяснить, что мы делаем и на мастер-классе. Если я могу собой менять жизнь человеческую, это же счастье. У меня есть девочка знакомая, с которой у нас было буквально пару проектов, и она мне тут недавно пишет: Понимаешь, рядом с тобой хочется становиться такой же, как ты.

Спасибо!


Интернет портал ЗВЕЗДА СОЧИ -
- культурное пространство Южной столицы. АРТЕМ ТИХОМИРОВ


Видео: Светлана Рерих - Ладошки (Official Video) MELOMAN VIDEO

Фото: архив Светлана Рерих


image